Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Он привык уходить, не прощаясь, как вода испаряется с листьев.
Не разыскивать фразы в карманах, не смотреть, кто остался за ним.
Каждый раз - только время на стрелках, и ни капли сомнения в мыслях.
Иногда было даже забавно - так легко становиться чужим.

В темноте, по распятиям улиц, замирая у запертых храмов,
Отшагать километры тревоги, смыть дождями притворную грусть.
А затем у меня - чашка чая, и смотреть за оконную раму,
Уже с легким смешком повторяя: "Одиночества? Нет, не боюсь."

Он был слишком красив для отказа, только сердце его было глухо.
Забавляясь с беспечным трофеем, на коллекцию делал упор.
Уходя, он оставил мне фото, чтоб я сделал еще одну куклу.
Ему нравилось помнить о чувствах, что я прятал в холодный фарфор.

Он платил - я не спорил, но все же... Не хватает тепла в его взгляде.
Я закончил заказ ранним утро и подбросил ему на крыльцо.
Я не знал, что я стал ему другом, что он ищет лишь повод - быть рядом.
Этим утром он выбросит куклу, свою копию с бледным лицом.

(с) Deacon