Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
За нить горизонта уходит закат, впитаются краски в седые сугробы.
Безликие льдины вчерашних зеркал узорами трещин совьют наши тропы.
Не вышиты вереском наши луга, не плавятся листья оранжевой бронзой.
Тепло только в волчьих янтарных глазах…
не в пепельном солнце.

Наш мир непонятен, пришедшим с югов, он кажется чуждым, скупым, одиноким.
И страх заполняет их грудь сквозняком под сводами храма белесого Бога.
Гитарной струною звенит тетива, и пущена в небо молитва метели.
По библии вьюги глава длится день,
Но чаще - недели…

Не важно, крестьянин иль сын короля, охотник иль кто-то военного ранга,
Для них северянин – такой же дикарь, что гонит пески под копытом мустанга.
А нам не понять дешевизну тепла, когда наши дети уходят безмолвно,
А там, вместо них, созревает в лучах,
Беспечный подсолнух…

Южане гордятся, что алый рассвет отметил их флаги, щиты и доспехи,
Что солнце налило в их жилы вина, и войны с Иными – всего лишь потеха.
Их львиное сердце так жарко горит, что гаснет быстрее в холодный осколок,
Такая война не под силу тем львам,
Но, может, под силу быть волку…

(с) Deacon

@темы: Deacon, Стихи