Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
22:24 

Stage 4. W.W.W.

Traumschwere [DELETED user]
«Так в чем проблема, Вольф?»
– Генрих решил испытать на тебе вторую версию антивируса. Понимаешь, я...
«Отдай управление мне, дорогой. Все будет хорошо, с твоими навыками я точно смогу победить».
Я послушно уступил персонажу. У него великолепная интуиция, он тонко чувствует, когда и как использовать тот или иной навык. Все потому, что его интеллект не искусственный, а мой же. И кому, как не мне, лучше знать все тонкости и тактики?
«Системное сообщение: уровень синхронизации повышен до четвёртого. Активирован седьмой сектор навыков. Деактивирована защита восьмого сектора навыков».
– Спасибо, – улыбнулся Анико. – Твои знания очень пригодятся сейчас. Да и оружие тоже. Не думал, что ты так рано отдашь мне это.
«Все ради твоей безопасности».
Анико отлично знал, что такого врага, как Айн, не нужно искать. Антивирус найдет его сам. И персонаж не ошибся. Вскоре на противоположной стороне улицы появился парень среднего роста, одетый в облегающий комбинезон темно-синего цвета с фиолетовым отливом, почти под цвет волос. Эта цветовая гамма совершенно не шла ему, и выглядел он достаточно смешно. Но вот зловещие алые глаза все-таки смотрелись устрашающе.
– Добрый вечер, 230751, – поздоровался он. – Мое имя Айн, я программа-антивирус. Убедительная просьба не оказывать сопротивление и немедленно дать мне доступ для дальнейшего взаимодействия.
– Да пошел ты, – фыркнул Анико. – Я еще с такими, как ты, не взаимодействовал.
Он развернулся и направился в один из переулков. Рискованно поворачиваться спиной к противнику, но, видимо, нападать со спины не в характере Айна.
– Остановись! Или я буду стрелять!
– Прости, что? – хохотнул в ответ мой персонаж. – Программа, лучше тебе не нарываться. Пока что у меня хорошее и миролюбивое настроение. Пока что.
– Я должен задержать тебя, это мое основное задание. Я не люблю конфликты и лучше тебе послушаться, – спокойно ответил Айн. – Если ты не вирус – я отпущу тебя.
Ничего не ответив, Анико продолжил свой путь. Наивный Айн побежал вслед за ним, не стреляя и не пытаясь применить силу. Персонаж не настроен убивать, я это чувствовал. Не могу объяснить, почему и как. Скорее всего, тот самый «подходящий момент» еще не наступил. Или же Анико действительно сегодня в добром расположении духа.
– Я просил тебя остановиться! – чуть повысил голос антивирус. – Почему ты уходишь?
– Парень, ты что, совсем тупой? – резко повернувшись к Айну, Анико грубо оттолкнул его. – Я предупреждаю тебя в последний раз – не провоцируй меня на грубость.
Видимо, тот устал от переговоров, так как сразу же достал пистолет и несмело направил его на Анико. У меня до сих пор не было уверенности в том, что нужно нападать, потому я предпочел отдать команду «Побег».
«Системное сообщение: команда не может быть исполнена. Показатель Воли ниже двадцати процентов».
– Ну же, стреляй! Я плохой вирус, меня надо наказать! – я так и не понял, зачем провоцировать Айна, но решил довериться Анико. – Почему ты такой нерешительный? Что за антивирус, который боится убивать?
Я не понимал, что это за показатель Воли, но отметил про себя, что он, кажется, становится выше. Айн начал раздражаться, но все еще не спешил атаковать. Сейчас он сконцентрирован на одном из своих процессов, а это значит...
Одним эффектным ударом Анико выбил оружие из рук антивируса, после сбив его с ног. Айн перевернулся на живот и попытался подняться, но это стало его главной ошибкой: мой персонаж пнул его, фактически уткнув лицом в асфальт, а затем сел сверху, окончательно придавив несчастного. Достав из чехла Боуи, Анико немного повертел его в руке, а после осторожно коснулся кончиком лезвия одной из наиболее уязвимых точек на шее. Отец рассказывал, что там находится скопление нервных окончаний, но Анико поведал еще и о том, что здесь один из важных исходных кодов, отвечающих за циркуляцию информации по телу антивируса.
– Что тебе было нужно от меня, программа? – Анико с легкостью удерживал почти не сопротивляющегося Айна. Тот, кажется, смирился со своим поражением. – Отвечай!
– Я должен уничтожать вирусы, так меня запрограммировали, – бесцветным тоном заявил Айн. – Моих ресурсов недостаточно для того, чтобы победить тебя.
– Твоих ресурсов, говоришь... – чуткие пальцы прошлись вдоль позвоночника антивируса, выискивая уязвимое место в исходном коде. – Ты же ими поделишься, правда? Я даже нашел один из твоих Черных Ящиков.
– Не трогай там, – возмутился Айн, дернувшись в сторону. – Я не могу давать тебе доступ!
– Кто тебя будет спрашивать, сладкий, – ехидно ухмыльнулся Анико, вонзая нож в спину жертвы. – Благодаря тебе, я модифицирую собственные коды, а это часть моего жизненного цикла. Пока на вершине пищевой цепочки нахожусь я.
Айн беспомощно вскрикнул. Бесполезно начинать какие-то процессы, вирус успешно прерывал их. Ни обратиться за помощью, ни сбежать. Только терпеть подобное унижение. Чертовски больно, когда так бесцеремонно вторгаются в его коды и файлы, нашаривая там необходимые строки. Видимо, он просто избалован трепетной нежностью Генриха, который столь бережно относился к нему.
– С тобой работали хорошие программисты. Но их усердия недостаточно, – Айну показалось, что сейчас его схватили за сердце. Взаимодействие оказалось настолько неприятным, что его стошнило. – Какие мы чувствительные. С твоей-то расцветкой тошнить должно радугой. Или, на крайний случай, кодами.
Терпеть эти издевки даже сложнее, чем боль. Анико получил доступ к трем Черным Ящикам и сейчас уничтожал их, один за другим. От исходных кодов почти ничего не осталось, а ядра и вовсе работали на честном слове.
– Ну что, программка, твое последнее слово? Если ты еще, конечно, способен говорить, – расхохотался Анико, дернув Айна за волосы на себя. – Спасибо за информацию, я обязательно ее использую. Прости, если было больно, я же не Клингер – нежностям не обучен. С нетерпением жду твою третью версию.
Из перерезанного горла фонтаном хлынула кровь. До дрожи знакомая картина. До боли знакомое движение. Наше с ним коронное и самое любимое.
«Критическая ошибка. Файл system13.cds поврежден. Дальнейшая работа программы невозможна. Все процессы были принудительно завершены».
* * *
– Бог мой, что же ты за чудовище, – Генрих еще пытался отыскать зацепку, но все Черные Ящики были уничтожены, а исходные коды повреждены. Растерзанное тело Айна теперь можно было только кремировать – восстановлению он не подлежал.
Анико расправился с ним в течение получаса. Худшие опасения Генриха подтвердились – персонаж использует коды и системные файлы поверженных врагов для модификации своих собственных. Это значило лишь одно – уничтожить этот вирус будет не под силу даже двадцатой версии Айна.
Перед смертью Айну пришлось несладко. Он сам удалил несколько важных кодов, завис при попытке открыть один из процессов. Анико не просто убивал – он намеренно причинял антивирусу боль.
– Я предупреждал тебя, но ты не послушал. Я видел его в действии, а ты – нет, – Михаил просмотрел ошметки кодов, оставшихся после Айна. – Тонкая работа, хочу тебе сказать. Анико знал, куда бьет и что изымает. Только откуда...
– Что «откуда»? – раздраженно переспросил Генрих. – Ты понимаешь, что сейчас, вот прямо сейчас, мы потеряли миллиарды евро? Псу под хвост ушло четыре года работы! И во всем виноват я?!
Я сонно приоткрыл глаза. Сеанс прервали, просыпаться было крайне тяжело и неприятно. Особенно благодаря крикам Генриха.
– Адельгейм, ты что, вообще не контролируешь его? – набросился на меня Клингер.
– Оставь мальчика в покое, – передо мной встал Михаил. – Он ни в чем не виноват.
– Откуда у Анико оружие? Ты давал синхронизацию с секторами боевых навыков? – Генрих все еще говорил на повышенных тонах, но уже более спокойно.
– Ты вообще читал вчерашний отчет? Меня, признаюсь, удивило отсутствие вопросов относительно четвертой страницы, – пожал плечами Дорошков.
Клингер нахмурился, затем отдал указания программистам принести папку с отчетами за вчерашний день. Взяв ее, он тут же открыл сто тридцать четвертый раздел и пролистал отчет, после чего сквозь зубы выругался.
– Как я мог не заметить этого? Мне бы отпуск сейчас, совсем уже заработался... – бормотал он, заново перечитывая отчет. – Михаил, почему ты не сказал мне об этом? Кстати, я припоминаю твои слова о «нежизнеспособном безоружном персонаже». Не объяснишь мне, что происходит?
– Я не думал, что синхронизация зашла настолько далеко. На тренировке я не видел у Анико оружия.
– Сдается мне, друг мой, что ты врешь. Причем очень некрасиво врешь, – Генрих резко захлопнул папку с отчетами. – Каким бы уставшим я ни был, но я никогда не пропускаю настолько важных вещей... Я лично проверю все операции, производившиеся вчера на всех двадцати семи креслах.
– Вот и отлично. Проверяй, – ответил Михаил, взяв меня за руку. – Вольфгангу нужно отдохнуть. Я проведу его в комнату.
– Через три часа зайдешь ко мне. Тогда и поговорим. Учти, Дорошков, если я обнаружу, что ты без моего ведома провел синхронизацию – вылетишь отсюда!
Михаил ничего не ответил на это, только нахмурился. Мы покинули тренировочный зал в молчании и в таком же молчании шли, как оказалось, в комнату Михаила. Там он, наконец, заговорил:
– Это единственная комната без прослушки. Я не растерял свои навыки и с легкостью обманываю немецкие системы. В них слишком много прорех.
– Спасибо, что выручил нас... Правда, тебя теперь могут выгнать...
Михаил мягко рассмеялся:
– Клингер недооценивает мистера Никто. Он прекрасно справился с изъятием информации о нашем ночном подключении. Кроме того, ему помогал Анико. Они ни о чем не догадаются. Отчет с той самой четвертой страничкой я подбросил сегодня утром, а старый уничтожил. Проблем не должно возникнуть, и все же у меня к тебе есть один вопрос.
– Слушаю.
– Откуда у Анико навык программирования? Ты занимался этим раньше?
– То есть? – нервно усмехнулся я. – Какое программирование?
– Анико, если так можно выразиться, «выпилил» Айна. Полностью. Он бил не просто так, он знал, куда он бьет и что уничтожает. А такие знания доступны только опытным программистам. И я не могу понять... – Михаил запнулся и задумчиво посмотрел на свой персональный компьютер. – Хотя нет, я, кажется, начинаю понимать. И если все именно так, как я думаю... Вольф, иди к себе. Не высовывайся пока, сделай вид, что спишь. Когда я выйду от Генриха, я зайду за тобой. Тогда и поговорим.
* * *
Ведущий программист немецкого бюро ни в чем не был виноват. Разве что в своей опрометчивости и излишней самоуверенности.
В произошедшем виноват он, Дорошков. И мистер Никто. Скорее всего, Анико недавно взаимодействовал с его персонажем и считал с него несколько файлов из области навыков. В том числе и навык программирования. Иначе откуда ему знать о Черных Ящиках и исходных кодах? Но как это могло произойти? Ни одна программа не способна использовать полученную информацию для модификации собственных кодов.
Следующие двадцать минут прошли как в тумане. Комната, аптечка, вата, спирт, пистолет, наркотик, кресло. Все по четко отработанной схеме.
Никто, как обычно, ждал его возле набережной. С виду спокойный, но уже подозревающий о предстоящем тяжелом разговоре.
– Скажи мне, дорогой друг, – как можно более бесцветным тоном начал Михаил. – Кому ты в последние два дня давал доступ к своим системным файлам?
– Тебе, – сухо ответил персонаж.
– А еще?
Никто потупил взгляд и промямлил что-то непонятное. Дорошков сделал глубокий вдох и медленный выдох. Главное сейчас не сорваться. Была б его воля – порвал бы в клочья и своего недоумка, и наглого зеленоволосого стервеца, который уже начал геройствовать. Не нужно быть гением, чтобы догадаться – Никто взаимодействовал с персонажем Вольфганга. Остается надеяться, что Анико не был слишком груб.
– Нет-нет, я сам дал ему доступ, – виновато заявил Никто. – Я просто хотел научить его кое-чему полезному, показать, как взаимодействуют программы, и какую полезную информацию можно получить, но оказалось, что он умеет то, чего не умею я. Мне лишь в одном повезло – ему не хватило памяти для полного копирования файлов, потому он затронул исключительно сектор программирования.
– Будь он неладен, – выругался Михаил. – Но вот твое поведение мне точно непонятно. Какого черта ты без спроса дал доступ? Ты ведь понимал, чем это может закончиться?
– Ты можешь наказать меня, если я плохо повел себя...
– Не плохо, Никто. Глупо. Неужели тебе не хватило увиденного на тренировке, чтобы понять, что этот персонаж опасен? А если бы он что-то с тобой сделал? Если бы он уничтожил тебя так, как уничтожил Айна? Неужели ты не понимаешь, что я переживаю за тебя?
– Что случилось с Айном? – глаза персонажа испуганно округлились.
– Анико убил его. Он уничтожил все Черные Ящики и повредил исходные коды. Айна уже не восстановить. И в этом часть твоей и моей вины. Лучше бы я вчера не посылал Анико с тобой, надо было подумать о том, что это за персонаж. Но не может же он быть абсолютно неуязвим!
– У него малый объем памяти. Это главный недостаток – он не может запоминать большие объемы информации. И сравнительно медленно ее обрабатывает, – сдавленно ответил Никто.
– Да ладно тебе, – Михаил по-дружески обнял персонажа. – Разве на тебя можно сердиться? Все в порядке. Это не критично.
– Я боюсь разочаровать тебя, ты ведь так на меня надеешься. Мне иногда кажется, что если я сделаю что-то неправильно, ты уничтожишь меня. Тебе ведь ничего не мешает создать еще одного, только более умного.
Дорошков не нашел, что ответить, только крепче прижал мистера Никто к себе. У них, получается, не только собственная воля, но и чувства? Никто, казалось бы, не ведал страха, но, оказывается, он так по-детски боится оказаться ненужным.
Как и сам Михаил.
– Я не смогу ни форматировать тебя, ни удалить. Ты слишком важен для меня. И прости за то предательство. Мне не стоило сразу же соглашаться на все условия Генриха.
– Что сделано – то сделано, – более спокойным голосом ответил персонаж. – Не вини себя. У тебя есть какие-то задания?
– Нет, – Михаил отстранился. – Я просто решил тебя проведать. Будь осторожен и не пересекайся лишний раз с Анико. Если он настолько оригинален...
Никто кивнул и пошел вдоль берега, по самой кромке воды. Это место казалось Дорошкову очень знакомым, но он не мог вспомнить, где же видел нечто подобное. Похоже на родную Россию, но очень смутно, словно это ее призрак, а не реальное воспоминание. Михаил в очередной раз зарядил свой старенький револьвер и приставил дуло к виску. В последнее время у них с Никто окончательно испортились отношения, так что находиться в Borderline подолгу было просто бессмысленно...
– Стой, не уходи, – как только персонаж успел оказаться рядом? Михаил растерянно опустил руку с оружием. – Ты в последнее время только отдаешь указания и уходишь. Я понимаю, ты очень занят, потому не хочу тебя лишний раз беспокоить, но... Хотя бы полчаса.
– Для тебя – хоть до границы, – тепло улыбнулся Михаил, спрятав револьвер.
* * *
Разговор с Клингером получился коротким. Генрих не обнаружил ни одного несанкционированного входа в систему, что очень его разочаровало. Он даже извинился за свою грубость, пояснив это усталостью и загруженностью по работе.
– Как там Вольфганг?
– Он перенервничал, кажется. Спит, – коротко ответил Дорошков. – Кроме того, ему многовато доз дали. Я бы освободил его от тренировки завтра.
– Хорошо, пусть отдохнет, – согласился Клингер. – А ты иди в лабораторию, нужно изъять остатки кодов антивируса. На их основе попытаемся выстроить заново алгоритм, я нашел рабочие записи. Не все потеряно, как видишь, – вручив Дорошкову толстый блокнот, Генрих снова сел за отчеты по кандидатам. – Если мне что-то понадобится, я тебя вызову. Кстати, Михаил... не мог бы ты использовать материалы по мистеру Никто для написания новой версии антивируса? Айн какой-то... слабовольный. Он должен быть более решительным.
– Ты создаешь на его основе только программу-шпиона. Не больше, – отрезал программист. – Из-за вас Никто едва не потерял зрение. Я до сих пор не могу исправить этот код. Ты бы еще запросил коды Анико – о него уже половина лаборатории с тобой во главе зубы сломала.
– Это лишь вопрос времени, – ухмыльнулся Клингер. – А теперь иди. О мистере Никто мы еще поговорим. Чуть позже.
Дорошкова откровенно раздражала настойчивость и наглость Клингера. Они договаривались исключительно о программе-шпионе, а теперь им нужны еще и другие секторы. Нет уж, с него хватит!
По их вине мистер Никто потерял правый глаз. И восстановить зрение, как оказалось, очень непросто.
Нужно пройти дальше исходного кода, в самый Черный Ящик, но современные методы не дают такой возможности. Тем не менее, Михаил боролся. Он начал разрабатывать специальную программу, но как скоро она будет готова и к чему приведет ее тестирование?
Внезапно Дорошкова осенило. Анико. Он уничтожил ядра Айна и получил доступ к его Черным Ящикам, следовательно, он смог обойти сложные системы защиты. Нужно узнать, как он сделал это. Только до него не так-то просто достучаться, лишь Вольфганг может говорить с ним на равных. И то, не факт. В любом случае, попытка – не пытка.
Довольно улыбаясь, Михаил зашел в лабораторию.
* * *
Я честно пытался уснуть, но шум за дверью не давал мне покоя. Михаил говорил, что в это время тренируется сборная. Правда, что они без Ассасина делают – черт его знает.
– Витольд, ты слышал, антивирус Генриха сегодня провалился на тестировании!
– Да ты что?
Звонкий женский голос и мощный мужской. Скорее всего, им не больше двадцати. Наверное, их недавно приняли. Генрих рассказывал, что отбор проектора проходил два года назад, и победителем стал католический священник. И, кажется, тот самый Витольд. Надо же, разве религия поощряет употребление наркотиков?
– Да там персонаж какой-то странный у одного из кандидатов. Представляешь, что это за зверь, раз смог завалить настолько мощную программу, как Айн? И даже больше – он разрушил его полностью – антивирус не подлежит восстановлению.
– Делаем ставки на этого кандидата? – весело отозвался Витольд.
– Я думаю, рановато, – ответила девушка. – Айн – обыкновенная программа с искусственным интеллектом. А остальные кандидаты – реальные люди, их куда сложнее обыграть. Но, думаю, Генрих все равно оставит здесь такое сокровище. Его хлебом не корми – дай изучить что-то новенькое.
Шаги в коридоре стихли. Я вздохнул и перевернулся на другой бок. Что-то у меня разболелось сердце. Своеобразный немой укор за такой удар наркотиком. Я бы принял личную дозу, мне хотелось узнать, как себя чувствует Анико, но это уж точно сведет меня в могилу.
Вдруг, дверь в мою комнату резко распахнулась. В помещение влетел парень лет семнадцати на вид. Выглядел он достаточно странно, даже несколько неопрятно.
– Кажется, я ошибся дверью, – виновато улыбнулся он. – Прошу меня извинить.
– Гилберт! – в коридоре раздался сердитый женский голос. Парень вжал голову в плечи и, еще раз пробормотав «извините», закрыл дверь. – Сколько раз тебе говорить – ни шагу без меня! Три дня в Центре и думает, что уже знает его вдоль и поперек!
– Господа, прошу вас, ругайтесь в своих комнатах. Люди хотят отдохнуть, а вы им мешаете, – кажется, это Михаил. – Гилберт, зайдешь ко мне в восемь, я восстановил Нормана. Будь аккуратнее, пожалуйста, ты очень сильно повредил его исходные коды.
– Спасибо большое! Я обязательно зайду!
На несколько минут в коридоре повисла тишина. Затем в дверь постучали. Это Михаил, он просто ждал, пока шумная компания разойдется по общежитию. Я с неохотой поднялся, надел куртку и вышел.
* * *
В личной лаборатории Михаила я был впервые. Около десятка мониторов, несколько больших блоков, одно кресло и куча проводов. Приглушенный свет успокаивал и не раздражал глаза. На мониторах то и дело мелькали какие-то строки. Среди прочих непонятных мне программ я заметил окно чата. Часть фраз была на русском, часть – на немецком.
«Nobody: я думаю, на восстановление персонажа уйдет около получаса. Надеюсь, Гилберта не затруднит подождать. Он везунчик – до Черного Ящика осталось не так уж много. Повези ему чуть меньше – и пришлось бы форматировать».
«MID: неполадки в системном не устраняй, я хочу посмотреть сам. Гилберт ужасно неаккуратный. С его любовью к неумелому экстриму не стоило становиться Убийцей : )»

– Я общаюсь с мистером Никто постоянно. Мы оба работаем здесь, он помогает мне с мелочами, которые не очень важны, но обязательны, и отнимают время, – заметив мой заинтересованный взгляд, сказал Михаил. – Сегодня к нам поступил пациент, во время тренировки бедняга сорвался с крыши десятиэтажного здания. Теперь перейдем к делу.
В самом углу комнаты стоял книжный шкаф. Помимо художественной литературы там были и учебные пособия. Выбрав несколько из них, Дорошков подошел ко мне.
– Извини, если я буду резким, но меня не интересует твое желание или нежелание учиться. За отлынивание и лень я буду пороть тебя, как сидорову козу, а это я умею. Тебе нужно знать пять языков программирования и общие основы. Без этого ты не сможешь контролировать Анико. Я понятно изъяснился?
Я кивнул и... улыбнулся. Мой отец говорил так же. «Будешь отлынивать – буду пороть». И сейчас я невероятно благодарен ему за то, что он заставлял и требовал. Правда, в этом случае я не совсем понял, чего ради...
– Анико считал одну из областей навыков моего персонажа. Теперь он тоже умеет программировать, а ты – нет. Нельзя, чтобы персонаж обладал такими знаниями, которых нет у тебя. Кроме того, мне очень нужна твоя помощь. Я готов научить тебя всему, что знаю. Даже тому, о чем не написано в книгах. Взамен на это, ты кое-что расскажешь мне. Договорились?
– Конечно. Но, боюсь, я абсолютно бесполезен в этих вопросах...
– Когда я с мистером Никто приехал сюда, Генрих сразу же за него принялся. Получив доступ к моему персонажу через меня, он со своими лучшими специалистами разобрал Никто на коды. Несмотря на то, что Генрих – талантливый программист и выучил нескольких известных профессионалов, их работа была достаточно грубой. Они повредили четыре важных исходных кода и даже… системные файлы Черного Ящика. Из-за этого мистер Никто едва не потерял зрение. Я смог вернуть ему левый глаз, но по вине плохого зрения его боевые характеристики снизились почти в два раза.
Черный Ящик – это самое сердце программы. Это хранилище ее жизненно важных кодов. Если их повредить – программу нужно будет только форматировать, так как находящиеся в Ящике файлы незаменимы и не подлежат восстановлению по вине мощной динамичной системы защиты. Ее пока не может обойти ни один программист, так как и сам Ящик, и находящиеся в нем файлы формирует сама программа. Я подозреваю, что Анико научился обходить эту защиту. Иначе он не смог бы проникнуть в Черные Ящики Айна. Если ты поймешь алгоритм этой операции – мы сделаем настоящий прорыв в области программирования. Но самое главное – я верну Никто зрение и былую мощь.
Для тебя это тоже выгодно. В ходе игры Анико может быть ранен или даже убит. Навык программирования – это залог его быстрого восстановления. Кроме того, ты самостоятельно сможешь проводить необходимые для его работоспособности операции.
– Я согласен. Но... даже если бы мне не было нужно это, я все равно постарался бы помочь. Однажды я говорил Генриху о том, что не люблю оставаться в должниках. А тебе я уже должен.
– Тогда по рукам. И еще... – Михаил загадочно улыбнулся и достал из-под стола большой пакет, в котором, кажется, находились книги. – Это тоже тебе. Три учебника и кое-что из русской классики. Будем заниматься после программирования, каждый день. Все еще полон решимости?
– Осилю, – да, русский язык достаточно сложный, но если его смог выучить отец, то и у меня получится.
– Ты знаешь, мистер Никто сказал мне сегодня крайне интересную вещь, – начал Михаил. – Ты никогда не задумывался, что значит «www» в адресах Интернет-страниц?
– World Wide Web или как-то так, – неуверенно ответил я.
– Мой персонаж считает, что сейчас это расшифровывается иначе.
We Want War.

Иллюстрация

@темы: Der Anklager, Cyber Drug, Фантастика, Проза

Комментарии
2011-11-16 в 22:02 

kinuli
Нас здесь десять тысяч! (с)
А я то уже думал, что продолжения мы не дождемся!
Ну чтож! Интересно) Все больше и больше нравится Никто, сюжет постепенно развертывается, кажется. Очень понравилось про историю глаза Никто и черные ящики.
Иллюстрация - супер.
Смутила немного та простота, с которой Аник убил Айна. Это было даже обидно. Никаких усилий или хитрости. Надеюсь, ему не будут попадаться такие простые враги, а то бессмысленно будет делать ставки.
В общем, ставлю жирную пятерку.

2011-11-16 в 22:06 

Traumschwere [DELETED user]
kinuli, это гадкий творческий кризис(
Пятую на днях надеюсь дописать, все никак не рожу окончание.
Мистер Никто - сам как Черный Ящик :-D Персонаж даже слишком неоднозначный и скрытный, но из-за этого только интересней. Анико - как открытая книга, но развращает не только вседозволенность, но и чрезмерная сила.
Рада, что понравилось, обязательно буду стараться и дальше ^^

2011-11-16 в 22:49 

kinuli
Нас здесь десять тысяч! (с)
Der Anklager, обязательно старайся!
Скорейшего тебе выхода из кризиса!

   

«Рукописи не горят»

главная