12:05 

This is the road to Hell

Al Hakim
Сумрачной субботой семьдесят седьмого года четырнадцать чернокожих лесбиянок из подпольной организации «Коллектив реки Комби» собрались на заброшенной автомобильной стоянке. Взявшись за руки, они кружились вокруг пылающих резиновых шин, сложенных в виде Вавилонской башни. В высоковольтных проводах искрились обрывки древней песни вуду: «Открой мне двери, старый Легба, открой мне двери и разреши пройти, открой мне двери, старый Легба и пусть лоа войдут в меня, открой мне двери, старый Легба и разреши мне войти в лоа».

Утром следующего дня шаманы Кольского полуострова словно сошли с ума – они убили своих жен и ушли в сторону бесконечных снегов. Еще не старая Ванга целую неделю некого не принимала и жаловалась на плохое самочувствие. В Вашингтоне демонстрация феминисток прорвала плотину полицейских заслонов и затопила коридоры Белого дома. В Китае повесили девушку, обвиненную в контрабанде марихуаны. В воздухе Марселя витал дух перемен вперемешку с выхлопными газами.

Даже сейчас никто не может с уверенностью утверждать, что же случилось в ту темную субботнюю ночь. Психологи в темных прокуренных кабинетах сыплют непонятными терминами о взломе коллективного бессознательного, политики с высоких трибун вещают о глобальной смене парадигмы, а проститутки создают профсоюзы и требуют уважительного к себе обращения.

Молоденькие девушки в битком набитом автобусе бурно обсуждали происходящее и не заметили, как проехали единственный поворот назад. Они судорожно неслись по широкому скоростному автобану, хохоча и выкрикивая новомодные лозунги. Дорога шла под небольшим уклоном по спирали вниз-вниз-вниз.

В динамиках негромко хрипел Крис Ри и гомон в автобусе все возрастал. Радость от того, что теперь женщину официально признали равной мужчине, переполняла бокалы с шампанским. Девчонки пили и пели детские песенки, держась за руки. Потом они вместе бегали в туалет, а после подолгу поправляли макияж. Собравшись стайками обсуждали, как безвкусно одеваются некоторые звезды и закатывали при этом глаза. Девушки отмечали праздник равноправия. В конце концов, они всегда хотели походить на мужчин и разве теперь их мечта не осуществилась?

Усатый водитель Юрий Михалыч крутил баранку, подпевал старику Крису: «…Son, this is the road to Hell» и изредка посматривал в салон через зеркало заднего вида. Михалыч всю жизнь работал водилой и курил папиросы, в двадцать три отпустил усы и живот, любил беленькую и широкозадых дам. Михалыч чесал репу и никак не мог понять, почему эти веселые девчата в коротких юбках и кудряшках хотят стать такими, как он.

Взрослая дочь Михалыча – Люба с детства хотела быть первой. Теперь у нее своя фирма и сто сорок подчиненных, с утра до позднего вечера она мотается по городу на новеньком Мерседесе, а по выходным тусуется с подругами в ночных клубах. Вокруг нее всегда вьются толпы поклонников – они дарят ей цветы, трахают в гостиничных номерах и берут взаймы деньги. Неделю назад Любовь Юрьевна отметила сороковой день рождения в лучшем ресторане, а ночью вернулась в пустой дом. У нее нет детей, у нее нет мужа, у нее вообще- то нет времени на эти пустые бабские дела.

Женщины захотели быть равными с мужчинами, мужчины захотели быть похожими на женщин. Первые одели строгие костюмы и бросили рожать детей, вторые вставили искусственные сиськи и нацепили чулки в сеточку.

Женщины переключили внимание с воспитания детей на карьеру, дети перестали заботиться о матерях, отдав предпочтение карьере, мужья целиком отдали себя карьере.

Под вопли чернокожих лесбиянок из «Коллектива реки Комби» вавилонская башня резиновых покрышек разрастается и внезапно проваливается вглубь, образуя воронку карьера, в котором смешивается людская глупость и прагматизм, крики экстаза и депрессии похмелья, деньги и время, потраченное на их приобретение.

По дороге вглубь карьера двигаются миллионы людей в автомобилях: длинные лимузины с толстыми животами, иномарки в костюмах с галстуками, прокуренные девятки с рэпчиком и автобусы девчонок в коротких юбках и кудряшках.



Фото: Mikhail Palinchak Jr

Комментарии
2011-11-13 в 13:09 

kinuli
Нас здесь десять тысяч! (с)
:hlop: ого! это нечто! Читается с глубоким интересом. Есть в этом что-то мистическое и философское.
Как странно!

2011-11-13 в 17:24 

Saluman Jah
Теперь нам можно все, но мы еще не хотим!
Актуально. Стильно. Это оконченное произведение (зарисовка), или часть чего-то большего?

2011-11-13 в 19:58 

Al Hakim
Это законченное эссе, конечно хотелось бы написать что-то более объемное, но пока не чувствую, что готов к этому.

   

«Рукописи не горят»

главная