Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Статьи (список заголовков)
14:57 

Каждому из нас это знакомо.

Печорин*
Скучно жить на этом свете, господа.
Не то место и время. Как раз приходит оно...




читать дальше

@темы: Статьи, Печорин

22:19 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Наше настроение скачет, точно каучуковый мячик, и с этим ничего не поделаешь. Человек так устроен, что сегодня он может быть бесконечно счастлив, а на следующий день — мир рухнул, пингвины улетели на юг, а мама в очередной раз убрала вашу комнату. В такие моменты даже Рокфеллер чувствует себя неудачником, который зря прожил свою жизнь и так ничего и не успел.
читать дальше

@темы: Статьи, Проза, Deacon

02:42 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Как известно, поэты - ранимые, тонко чувствующие "шушпанчики", и каждое "фи" колоколом звенит в их голове на протяжении долгих месяцев. Современным Цветикам и впрямь достаётся куда больше, чем доставалось Пушкину и Маяковскому. И слава богу, что в те времена не было интернета, иначе бы стрелялись поэты с критиками после каждого поста. А сейчас интернет - это стрелялка, похлеще "Резидент Ивл". На светлой стороне, конечно же, мы, шушпанчики, на стороне зла - критики и трололо.
Про трололо мы сегодня размышлять не будем. У меня к ним неоднозначное отношение. Про критиков я уже говорила много раз, поэтому не буду повторяться, чтобы читатель не вывихнул себе челюсть, зевая в очередной раз.
Сегодня я буду говорить о шушпанчиках!!! Неожиданно, да??? Тут же у меня каждый второй ПЧ - шушпачик =)) Как, собственно, и я.
читать дальше

@темы: Статьи, Deacon

22:46 

Разговор мечтателя и реалиста.

Печорин*
Скучно жить на этом свете, господа.
Разговор мечтателя и реалиста о радуге. Реалист говорит, что ее не существует, а мечтатель пытается доказать обратное.

читать дальше

@музыка: Классика

@настроение: Легкое

@темы: Статьи, Философия, Печорин

17:14 

Замысел как пример хотенья

Rhiannon
...mirror mirror, what's inside me?.. (с)
Замысел как пример хотенья


«В отличие от сюжета, который в западных учебниках сплошь и рядом идентичен термину intrigue – «интрига», замысел может быть соотнесён с термином plot, что переводится как «фабула». Не знаю, проясняет ли что то это толкование, о сделать его необходимо, иначе мы вовсе можем заблудиться в дебрях старых и новых понятий, многие из которых давно уже следовало бы сменить на новейшие, да вот некому это сделать и непонятно, что из этого проистечёт.
Каждому, кто вдумчиво отнесётся к этой терминологической эквилибристике, которую я и сам не люблю (просто без неё как то неловко двинуться дальше), станет более менее понятно, что интрига (сюжет) нечто менее крупное и объёмное, чем фабула (замысел). Итак, замысел. Что это? И как его заполучить?

ПРОБУЖДЕНИЕ ЗАМЫСЛА


Вообще то когда Пушкин писал, что «…даль свободного романа я сквозь магический кристалл ещё не ясно различал», скорее всего, он имел в виду умение поймать именно фабулу, то есть замысел.
Кому то это может показаться совершенно неправдоподобным, но замысел – это такая штука, которая возникает в сознании очень легко, почти мгновенно, слитно и очень – не побоюсь этого слова – притягательно. В этой особенности – его сила. Этим он отличается от остальных моментов романа, которые возникают у нас в головах, требуя усилий, работы, иногда длительной и напряжённой.
читать дальше

@темы: Статьи, Рианнон, В помощь новичкам

10:37 

Мелодия романа

Rhiannon
...mirror mirror, what's inside me?.. (с)
Как играть на этих нотах, или угадай мелодию романа


«Итак, все основные элементы романа, которые я смог придумать, растолкованы и даже поняты. Но это, в своём роде, теоремы романистики, а вот как их использовать? Ведь то, что теорема ценна не только сама по себе, но и должна применяться при решении задач, – вовсе не выдумка учителей, а насущная жизненная необходимость.
Поэтому я ввожу эту главу, где простыми, ясными словами попробую растолковать, как вижу возможности применения своих советов, и не только их, но и смежных предположений, которые, на мой взгляд, заложены в этих рекомендациях косвенно.
Итак, в создании, использовании и комбинировании конструктивных элементов романа следует, на мой взгляд, придерживаться пяти основных приёмов. Они справедливы для всех этих элементов, хотя в каждом конкретном случае, разумеется, значение приёма будет не равноценно. Но на что именно сделать ставку, как угадать мелодию романа, под которую сюжет зазвучит наилучшим образом, как произвести на читателя наибольшее впечатление – решать только тебе.

НЕ ЗАТЯГИВАЙ СМЕНУ ОБСТАНОВКИ


Смена обстановки или обновление материала – всегда выигрышны. Как только читатель начинает догадываться, что вот вот откроется дверь и его впустят в следующую комнату романа, где будут другие люди, мебель, свет и общее представление о том, что он читает, он подбирается, как тигр перед прыжком, он мобилизуется. Более того, ему становится интересно, он даже слегка торопит эти абзацы, пробегая их «по диагонали».
читать дальше

@темы: Рианнон, В помощь новичкам, Статьи

19:25 

Маленькое дополнение к статье "Не лаптем щи, или О жанрах..."

Shokona
Человеку нужен че-ло-век...(С. Лем)
Собственно, СТИЛЬ - это то, на каком "языке" написано произведение.

Стилей не так много:
- научный (язык научных диссертаций и докладов);
- официально-деловой (его используют при составлении официальных отчетов; на нем принято писать руководящие указания, вести переписку между организациями);
- публицистический (это язык газетных и журнальных статей, посвященных разным вопросам);
- стиль художественной литературы (на котором обычно и пишут книги)) и
- разговорный (он ближе к литературному, хотя и имеет бОльшую свободу в использовании просторечных слов, идеоматических выражений и не совсем литературной лексики).

А жанры - это "визитка" произведения, определяющая его суть.

Любой текст можно отнести к какому-либо жанру:
- миниатюра (из названия видно, что это текст маленького размера, выражающий какую-то одну мысль);
- новелла (небольшая зарисовка настроенческого характера с рассуждениями на какую-то тему; часто - без сюжета);
- эссе (глубокое и всестороннее исследование на определенную тему, носящее философский и более серьезный характер);
- рассказ (художественный текст с главным героем и явно прослеживающимся сюжетом);
- повесть (художественный текст с несколькими героями, охватывающий небольшой круг проблем);
- роман (художественный текст с большим количеством героев, действие которого охватывает разнообразный круг проблем и большой временнОЙ промежуток).

Первые три ближе все-таки к публицистике. Сюда же можно отнести и заметки, и репортажи, и хроники.

Вот, кажется и всё!)))

@темы: В помощь новичкам, Статьи, дополнение

15:51 

Десять элементов романа

Rhiannon
...mirror mirror, what's inside me?.. (с)
Буду по кусочкам выкладывать одну книжечку, которая, как мне кажется, может много дать как начинающим, так и продолжающим писателям.
Вроде бы простые вещи пишет человек - однако частенько мы об этом забываем...

Десять элементов романа


«Итак, что с точки зрения обобщённого взгляда на текст должно присутствовать в романе? Для простоты я разбил общий свод этих элементов на десять отдельных частей. Кому-то это деление покажется слишком условным, кому-то, наоборот, слишком грубым, дескать, можно было бы описать и побольше всяких хитростей.
Не знаю. Не уверен, что это деление слишком уж далеко от истинного. В иных зарубежных учебниках упоминаются восемь из выбранных тут особенностей художественного текста, в Других, в самом деле, чуть больше. Но в принципе я полагаю, мы не очень отклонились от общепринятого мнения. А посему приступим к их рассмотрению.

НАЧАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ, ИНТРОДУКЦИЯ


Начальные условия романа – вещь не очень сложная. Она имеет больше справочное, чем художественное значение. В неё, например, почти всегда входят определения места и времени, о которых ведётся повествование. Ещё упоминаются особенности, которые автор хотел бы развить своим романом, так сказать, некоторые специфические элементы, которые желательно «повесить на стену» пораньше, чтобы они в нужный момент «выстрелили». Чем дольше читатель знаком с этими ружьями, тем оглушительнее прозвучат выстрелы – это проверено практикой.
читать дальше

@темы: Рианнон, В помощь новичкам, Статьи

15:31 

Не лаптем щи, или О жанрах и визитных карточках

Shokona
Человеку нужен че-ло-век...(С. Лем)
Други-сообщники!
Предлагаю вам небольшую статью на тему, которая, думаю, уже давно назрела.


***
Как-то в одном из разговоров возник вопрос: по каким признакам можно отличить художественное произведение от публицистики?

«Да чего проще! Поди, не лаптем щи хлебаем, - гордо скажут некоторые. - Уж одно от другого как-нибудь да отличим. Во всяком случае, газетную статью от сказки - точно!»

Я тоже так думала. Пока раз за разом не стала сталкиваться с текстами, которые авторы обозначали как угодно, только не тем, чем они являлись на самом деле.
В результате данной неразберихи в сказки попадали новеллы, а в разряд рассказов – эссе…

«Ну и что тут страшного? - фыркнут те, кто над такими вопросами даже не задумывается. – Подумаешь, велика беда!»

Не могу согласиться.
И объясню на простом примере.

читать дальше

@темы: в помощь новичкам, статьи

03:30 

Edariel
12.09.2011 в 14:21
Пишет Голландская рулетка:

"От критики нельзя ни спастись, ни оборониться; нужно поступать ей назло, и мало-помалу она с этим свыкнется." - Иоганн Вольфганг Гёте

Три комментария к стихотворению - это много или мало? Допустим, маловато. А шесть? А двадцать? А сто пятьдесят - и еще волна перепостов? О, по этому стихотворению кто-то кандидатскую диссертацию защитил. Так ведь не докторскую... О, а теперь и докторскую защитили. Зато пришел какой-то ушлый критик и написал разгромную рецензию в желтой прессе. Нет, наверное, плохое все-таки стихотворение. Лучше бы вообще не комментировали.
Мы печально зависимы от мнения других людей. К голосу внутреннего критика добавляется какофония из голосов критиков внешних - родителей, учителей, вообще незнакомых людей, случайно заглянувших в ваш блог. И все эти голоса оценивают и сравнивают, заставляя шататься и без того-то не сильно прочную веру в себя. Но насколько объективны критики - и стоит ли так уж безоглядно верить их словам?

Умберто Эко в своей книге "История уродства" приводит выдержки из редакторских отчетов и рецензий прошлых лет. Вот что писали критики о современных им творцах:

• Пройдет сто лет, и о "Цветах зла" будут вспоминать лишь как о курьезе. (Эмиль Золя по поводу кончины Бодлера)

• В его романах нет ничего, что указывало бы на богатство воображения — ни сюжет, ни персонажи. Бальзак никогда не удостоится выдающегося места в истории французской литературы. (Эжен Пуату, Revue des deux mondes, 1856)

• Похоже, эта девочка не имеет ни малейшего понятия или представления о том, что бы могло вывести ее книгу за пределы простого любопытства. (Редакторская рецензия на "Дневник" Анны Франк, 1952)

• Эту историю следовало бы рассказать психоаналитику — что, вероятно, и было сделано, — а ее превратили в роман, местами хорошо написанный, но уж больно тошнотворный... Сие творение я бы рекомендовал захоронить на тысячу лет. (Редакторская рецензия на "Лолиту" Набокова, 1955)

и еще много подобной прелести

Перечитывайте эти отзывы, если получите негативную рецензию, в которой эмоций будет больше, чем конструктива. Не всякая ложка дегтя - настоящая.




URL записи

@темы: Статьи, нечто любопытное

11:03 

"Раззудись, плечо, размахнись, рука!.." или Всегда ли полезно махать топором?

Shokona
Человеку нужен че-ло-век...(С. Лем)
"Раззудись, плечо, размахнись, рука!.." или Всегда ли полезно махать топором? О критике.

Данные размышления появились не на пустом месте, как понимаете. Когда-то это было опубликовано здесь в качестве замечания под одной из дискуссий. Думаю, на "новом витке" есть смысл вернуться к некоторым пунктам, которые будут полезны и для тех, кто пишет критические рецензии, и для тех, кто пока вообще не умеет их писать.
читать дальше

@темы: Статьи, в помощь новичкам

05:50 

Размышлизм о клубах...

Mark Shadon
    Очень простая и не совсем (или - совсем не) литературная история. Что называется,
из жизни.

    Первоначально мне хотелось сделать что-то нужное. Это проистекло из одного длинного спора, в ходе которого неоднократно проскочил постулат «не надо горевать - надо что-то делать». А поскольку огорчающих меня вещей десятки, но вот сделать что-то полезное я могу только в сфере литературной - ибо только в этой сфере обладаю кое-какими познаниями, - то родилась идея. Книжный клуб.

много слов, повторов, оффтопа и прочих мыслей о всяком-разном очевидном и непонятном

запись создана: 10.10.2009 в 10:10

@темы: Статьи, Админское, RhiSh

12:56 

Аркадий и Борис СТРУГАЦКИЕ: "ЧЕРЕЗ НАСТОЯЩЕЕ – В БУДУЩЕЕ"

Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть? (с) Виктор Цой

ЧЕРЕЗ НАСТОЯЩЕЕ - В БУДУЩЕЕ
[Выступление в дискуссии под рубрикой: «Мастерство писателя. Литература и наука»]


"Если принять во внимание, что в наше время наука стала фактором первостепенного общественного значения, важнейшим аспектом Ее Величества Действительности, то вопрос «Писатель и наука» без труда сводится к не новому уже и по-прежнему сложному вопросу «Писатель и действительность». Но такая постановка вопроса слишком обща, она приводит к банальностям, вроде: «Неудержимо стремительный прогресс науки на глазах меняет повседневную жизнь...», «В своем стремительном развитии наука формирует у человека совершенно новое мироощущение...», «Возник и неудержимо растет массовый человек нового типа - научный работник...» и так далее. Поэтому мы позволим себе несколько сузить вопрос и поговорить на тему «Писатель-фантаст и наука». Сразу оговоримся, это вовсе не значит, что мы признаем за фантастикой какую-то особую жанровую специфику. Просто вопрос о роли науки в литературной фантастике ставится в последнее время как-то излишне остро.


Прежде всего что такое писатель-фантаст? Пресса распространяет мнение, будто писатель-фантаст есть либо крылатый мечтатель, либо генератор идей, либо популяризатор и бард науки, либо и то, и другое, и третье вместе. Он крылато мечтает о грядущих достижениях науки, исходя из достижений науки сегодняшнего дня. Он занят генерированием научных идей, которые впоследствии поразят потомков мощью и глубиной предвидения. Он популяризирует и воспевает науку, вплетая скучноватые специальные сведения в роскошный ковер яркого и острого сюжета. Можно согласиться с таким мнением, а можно и не согласиться. Мы, например, соглашаемся, но считаем, что он далеко не исчерпывает многообразие фантастики. Проваливаются куда-то Уэллс, Лем, Брэдбери и, что самое обидное, последние повести братьев Стругацких.


читать дальше


@темы: Статьи

13:07 

Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть? (с) Виктор Цой
Многие это уже читали, но всегда найдется тот, для кого этот отрывок - что-то новое. А уж полезное и интересное тут для себя найдет почти любой пишущий/читающий человек.
Итак, Борис Натанович Стругацкий, "КОММЕНТАРИИ К ПРОЙДЕННОМУ" (заключение):


«...Некие окончательные суждения о самой процедуре литературной работы, некие практикой доказанные теоремы, имеющие чисто прикладной характер. Если угодно - основные принципы и заповеди литературного труда, к которым АБС постепенно пришли и которым следовали по возможности неукоснительно. Кое-кто сочтет их, может быть, самоочевидными или даже тривиальными, но, тем не менее, мне захотелось здесь и сейчас их заново и для всех сформулировать - по возможности кратко и ясно.


Первое. НАДО БЫТЬ ЩЕДРЫМ. Надо помнить, что щедрость - писательская щедрость, щедрость воображения - всегда окупается. Не надо бояться отставить идею, которая кажется дьявольски соблазнительной, но по какой-то причине сопротивляется своей реализации. Надо уметь отбросить ее без колебаний, пусть полежит в архиве в ожидании своего часа. Каждая такая идея уже сделала свое дело - самим фактом своего появления на свет. Она уже осветила для вас какой-то уголок бытия, и в этом уголке теперь всегда будет светло. Дурацкую идею отбросить не жалко, она никому, кроме вас, не нужна. А идея достойная обязательно к вам вернется со временем и в самый нужный момент. Как вернулась к АБС идея «нашего человека на Тагоре», через два года после своего возникновения, или идея «человека играющего» - спустя без малого двадцать лет.


Второе. НИКОГДА НЕ ОТЧАИВАТЬСЯ! Следует привыкнуть к мысли, что кризис, так мучительно переживаемый и кажущийся мертвенным тупиком, - это, на самом деле, прекрасно! Надлежит помнить: если не получается, не идет, заколодило - значит начались настоящие роды! Ведь роды, - и это скажет вам любая мать - это всегда мучительно, трудно и больно. Конечно, приятно и радостно писать, когда текст словно бы сам собою выливается из-под пера. И далеко не всегда - это известно из опыта - легко и весело рожденная повесть легковесна или плоха. Это верно. Но всякая повесть, родившаяся в муках и в отчаянии - она всегда какая-то особенная. Она всегда не такая, как всё то, что было до нее, и не такая, как то, что будет после. Она - любимая, и навсегда.


И наконец, «тройное правило», о котором все знают и которое всегда - в бесплодных поисках Mensura Zoili - забывают.


НАДО БЫТЬ ОПТИМИСТОМ. Как бы ПЛОХО ни написали вы свою повесть, у нее обязательно найдутся читатели - многие тысячи читателей, которые сочтут эту повесть без малого шедевром.


В то же время НАДО БЫТЬ СКЕПТИКОМ. Как бы ХОРОШО вы ни написали свою повесть, обязательно найдутся читатели, многие тысячи читателей, которые будут искренне полагать, что у вас получилось сущее барахло.


И, наконец, НАДО БЫТЬ ПРОСТО РЕАЛИСТОМ. Как бы ХОРОШО, как бы ПЛОХО ни написали вы вашу повесть, всегда обнаружатся м и л л и о н ы людей, которые останутся к ней совершенно равнодушны, им будет попросту безразлично - написали вы ее или даже не начинали вовсе.


Dixi et animam levavi.»

Читать "КОММЕНТАРИИ К ПРОЙДЕННОМУ": lib.rus.ec/b/139794/read


@темы: Статьи

00:00 

RhiSh
«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Найджел Воттс – выдержки из книги «Как написать повесть»


Саспенс и тайна

Существуют два типа повествовательных знаков вопроса: напряжение (саспенс) и тайна.

Саспенс – вопрос, ответ на который находится в будущем.

Тайна – вопрос, ответ на который находится в прошлом.

Саспенс, - это вопрос «что будет дальше?» Тайна, - это вопрос «как нас угораздило в это вляпаться?» Из них двоих, думается, тайна есть более изощренной, потому что представляет собой приглашение для читателя самому развязать сложную загадку. Саспенс более очевиден, потому что отражает принцип нашей повседневной жизни – происходит нечто неожиданное, и мы вынуждены на это реагировать.

…Эти два вида концентрируются на характерных для себя видах вопросов, но вопросы эти – что и есть собственно саспенс и тайна – можно найти в любой прозе. Случается, что они бывают использованы в виде дешевых трюков, но так же хорошо могут послужить основой для великой литературы. Шекспир, Диккенс, Достоевский, Конрад, Томас Харди – все эти писатели мастерски овладели искусством задавать интригующие вопросы.

«Разрешение загадки является для читателя последним утешением – подтверждает триумф разума над инстинктом или порядка над анархией».

© Дэвид Лодж


Так что же такое фабула?

Классическая фабула – это повествование, учитывающее причинно-следственные связи, благодаря чему раскрывается некий замкнутый процесс, стремящийся к какому-то значительному изменению, что, в свою очередь, позволяет читателю испытать эмоциональное удовлетворение.

Это определение стоит разложить на простые составляющие, и исследовать его конструктивные элементы.

Во-первых, мы говорим о к л а с с и ч е с к о й фабуле. Дело не в том, что герои обязаны говорить по-гречески, но в том, что структура такой фабулы основана на некоей распространенной традиции повествования, а не является результатом поиска новой, собственной формы. С этой точки зрения, классическими являются большинство рассказываемых историй.

Процесс – это событие, которое длится во времени, и по этой причине обладает тремя аспектами: началом, серединой и концом. Отсутствие одного их них – обычно середины – это одна из наиболее часто встречаемых причин фиаско той или иной повести.

…версия примера, описанного Форстером, показывает, как можно исправить эту ошибку: «Королева умерла. Никто не знал, - почему, - пока, наконец, не открыли, что причиной этого была тоска, которую она чувствовала по смерти короля». Здесь у нас есть начало (королева умерла), середина (поиск причины), и конец (ее открытие). Таким образом, у нас получилась основа фабулы криминальной повести с неожиданным романтическим поворотом в конце. Может, не слишком блестящей, но без сомнения лучшей, чем «Король умер, а потом умерла королева». Этот процесс должен быть замкнут.


…Фабула – это замкнутый процесс ИЗМЕНЕНИЯ, а всякое серьезное изменение в мире писательского воображения происходит исключительно благодаря конфликту.


Конфликт не обязательно должен быть глобальным, таким, как, например, война, смерть или разрушение. Трудные решения не всегда являются делом жизни или смерти. Конфликт может быть внутренним, тихим, как в повестях Аниты Брукнер, но без него обойтись невозможно.

…Надо «выстрелить» каждый «патрон», использовать каждую возможность.

… Как заметил Роберт МакКи, отсутствие глубины в повести часто получается из-за того, что конфликт ограничивается одной плоскостью: например, в повести-монологе ничего не происходит, в театральной пьесе люди только ругаются друг с другом, а в фильме все время одна машина гонится за другой, и в этом заключается вся драматургия. Мне кажется, что надолго запоминаются те работы, в которых конфликт развивается на всех трех плоскостях; такими, например, являются «Госпожа Бовари», «Доктор Живаго», «Параграф 22» и т.д.


ВОСЬМИПУНКТОВАЯ ДУГА


Каждая классическая фабула должна пройти через восемь фаз, и я называю это восьмипунктовой дугой:

1. Стазис – т.е. начальное состояние: Однажды, давным-давно

2. Первый импульс – происходит что-то необычное

3. Цель – что заставляет героя стремиться к чему-то

4. Неожиданность – но ситуация усложняется

5. Решающий выбор – и это заставляет протагониста принять трудное решение

6. Кульминационный пункт – влекущее за собой серьезные последствия

7. Поворот – из-за которого наступает абсолютное изменение ситуации

8. Развязка – и все живут долго и счастливо ( а может быть и нет).


Кульминационный пункт


… Сюрпризы в повести играют важную роль тогда, когда они соединяются с теми трудными решениями, что вынужден принимать герой. Поэтому приятные неожиданности не влияют на усиление динамики фабулы. Следует помнить, что главной темой повести всегда остается состояние человека: события как таковые интересны лишь тогда, когда в них участвует протагонист. Интрига и напряжение – это результат умелого построения препятствий на пути героев, так, чтобы им пришлось с ними бороться.

Неожиданность, решающий выбор и кульминационный пункт можно описывать на многих страницах, а можно так же легко уместить в одном абзаце. Важно, чтобы конфликт захватил читателя. И хотя акцент в повести может быть сделан на создании климата тревоги или проблеме выбора, кульминационный пункт является тем необходимым элементом, без которого все остальное невозможно. Вершина повествования – так же, как и первый импульс или неожиданность, - имеет характер события, чего-то, что имеет место в конкретном описанном мире. Этот пункт не обязательно должен быть очень зрелищным, но, без сомнения, должен быть заметным.

…и все это не в погоне за сенсацией, а из-за требований большинства сегодняшних читателей. Отказ от кульминационного пункта, или замена его формой рассказа, …сегодня может быть принята, как попытка не выполнить данное в начале повести обещание ответить на все вопросы, поставленные твоей историей, причем обещание ответы эти показать.


Дуги главные, большие и меньшие


Восьмипунктовая дуга – это классическая драматургическая единица. В литературном произведении можно выделить отдельные составные части, начиная с главных (сама история, как целое), через большие ( в театральных пьесах они называются «акты» и делят историю на три, четыре либо пять частей), до самых маленьких, т.е. сцен. Каждая из этих частей так же должна, согласно классической формулы, содержать в себе последовательно все восемь фаз. Переход от фазы к фазе может быть быстрым или медленным, сохранять ровный ритм или рваный, - это все не имеет значения. Однако если ты неожиданно заметишь, что твоя повесть разваливается на куски, не исключено, что ты как раз пропустил одну из этих фаз. Некоторые ошибки бросаются в глаза – например, отсутствие развязки, другие не так видны на первый взгляд, например, отсутствие четкого поворота в развитии событий. Из всех элементов фабулы чаще всего пропускают выбор.

Итак, элементы, составляющие восьмипунктовую дугу, можно разделить на главные, большие и меньшие. Саму фабулу можно представить в виде запутанной, много раз перекрученной нити.

Правило уменьшающихся петель требует, чтобы значение выборов, кульминационных пунктов и поворотов возрастало по мере развития событий. Если конечный выбор будет менее важен, чем тот, что был перед ним, читатель почувствует разочарование. То же касается кульминационного пункта – в результате получаем антиклимакс, т.е. замедление акции. Важен темп, соединение аллегро с анданте, т.е. акции с ее отсутствием.


Анализируй повесть в процессе ее создания на основе восьмипунктовой дуги.

Задавай себе следующие вопросы:

Что является первым импульсом?

Какой мотивацией руководствуется протагонист?

Как ее можно переложить на цель?

Нарастают ли неожиданности, выборы и кульминационные пункты по мере развития событий?


ДИАЛОГ.


Диалог напоминает куст розы - лучше всего выглядит, когда подстрижен. Я бы посоветовал переписывать его так долго, пока не удастся сократить максимально. Естественно, после такой операции он не будет иметь ничего общего с аутентичной разговорной речью, но это и к лучшему. Читатель абсолютно не нуждается в аутентичных разговорах, он жаждет обмена фразами, которые будут раскручивать фабулу.


ТРИ ФУНКЦИИ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ


Речь в повести должна исполнять, по крайней мере, одну их трех функций.

1. Продвижение акции вперед.

Иногда самые быстрые и важные действия «выходят из уст» героя. Каждый ответ, от обычной фразы до важнейших признаний, годится для выполнения главной задачи писателя, какой является рассказывание историй.

2. Предоставление информации.

Предоставление информации есть необходимая обязанность. Писатель должен сделать реальным свой воображаемый мир: сказать, каким образом конкретные персонажи оказались в такой, а не в другой ситуации, как они могут из нее выкрутиться, каковы последствия их действий и т.п. Проблема в том, что это[b] временами становится скучным и [b]может замедлить темп повести. Значит, информацию надо передавать с чувством. Иногда нет другого выхода, и надо посвятить изрядный кусок текста на такое объяснение. Однако часто бывает возможно поместить информацию в самой акции, так, чтобы читатель, так же, как в случае характеристики персонажа, усвоил ее как бы автоматически.

Использование диалога для предоставления информации совершенно оправдано, но не следует такой метод использовать слишком часто. Персонаж, который слишком нахально играет роль авторского голоса, может оказаться обвинен в том, что «говорит под указку». Такие фрагменты звучат, как команды режиссера, или голос за кадром. Читатель вдруг начинает замечать искусственность вместо искусства, вспоминает, что имеет дело с литературной фикцией, и магия перестает действовать. Диалог, написанный таким образом, звучит топорно:


- Каррузерс, когда мы встретились в первый раз?

- Двадцать лет назад, старик - в Лето Любви.

- Ты ехал розовым автобусиком, а я добирался автостопом к своей девушке Энни, которая теперь есть моей женой.

- Да, припоминаю. Ты был тогда еще студентом.

- Я учил английский. А ты начинал карьеру, как молодой журналист в «Милуоки Кроникл»


Лучше удалить то, что не нужно, и вместо того, чтобы притворяться, будто что-то происходит, использовать описание:


»Он познакомился с Карруотерсом двадцать лет назад, во время хипповского Лета Любви. Он учился на английской филологии, и отправился автостопом к своей девушке Энни - его нынешней жене. Карруотерс, тогда еще начинающий журналист из «Милуоки Кроникл», подобрал его своим розовым автобусиком».


Сценаристы между собой используют термин «зарядить экспозицию». Если можешь подсластить пилюлю в рамках драматической сцены, читатель вообще не догадается, что мы о чем-то ему рассказываем. Например, два этих персонажа могли бы поскандалить, а в их взаимные препирательства автор вставил бы нужную информацию.


- Двадцать лет ты повторяешь одно и то же! Боже, зачем я тогда сел в твой идиотский розовый автобус... (и т.д.)


3. Дополнение характеристики.

Эту функцию диалог обязан выполнять всегда, потому что каждое слово, выходящее из уст литературного героя, помогает показать, какого типа человеком он является.


драматизм достигается с помощью акции. Хорошая фабула основывается на показывании идеи через конкретность. Хорошая история - это такая, которую можно показать пантомимой, не утратив при этом тезу.


Если, почувствовав в середине книги, что действие замирает, ты подбрасываешь для возбуждения внимания читателя какую-нибудь эмоциональную сцену, он может потеряться, и начнет думать над тем, какой смысл имеет эта сцена.

Если она не служит тезе, читатель будет ломать себе голову, зачем она вообще оказалась в этой повести.


важнейшим элементом, который формирует фабулу, есть ТЕЗА. (Прим. : «теза» - «идея»). Сущностью повести является то, что автор хочет сказать о представленном предмете.

Зная тезу, ты сможешь придать своей повести тематическую форму, но не обязательно одновременно эстетическую, а удачная повесть должна иметь их обе. Мы ведь не говорим о повести, которая будет иметь какой-то смысл, а о повести, монолитной с точки зрения эстетики.


если говорить о формировании фабулы, …трудно не согласиться с Аристотелем в том, что она должна обязательно иметь начало, середину и конец.


Начало = стазис, первый импульс и стремление к цели

Середина = неожиданность, решающий выбор и кульминационный пункт

Конец = поворот и развязка


Дэнни Саймон, автор комедийных произведений, определяет это еще проще: началом есть «жажда чего-то», серединой - «конфликт», а концом - «развязка»


Убедившись, что твоя повесть содержит все три части, подумай над эстетической структурой целой повести. Я представляю ее, как трамплин, с которого прыгают лыжники, только движение идет в обратную сторону - длинный пологий подъем, и резкий спуск в конце.


Напряжение должно нарастать по мере развития повести, чтобы перед самым концом достичь соответствующего кульминационного пункта (климакс – прим.: «климакс» - «ступенька»). Сразу после него наступает момент успокоения, расслабления, достаточно приятный сам по себе, только смотри, чтобы его не продлить чересчур, иначе он может переродиться в антиклимакс (прим.: т.е., отбросит напряженность повести на шаг назад).


@темы: Статьи

12:12 

Edariel
Это вообще не литературное произведение, не рассказ или глава книги, и даже не статья. Это просто... «нечто книжное». И вообще это ответ на письмо. Надеюсь, что это будет интересно не только автору письма, который меня, надеюсь, за такую форму ответа не убьет, но и еще кому-то, кто любит читать и думать о прочитанном.

    Курсивом идут цитаты того самого письма. А обычным шрифтом - мои длинные рассуждения.

    
    «Динамика и темп.
    
    Итак, если вспомнить, темп – это строго выверенный хронометраж событий, поддерживающий чувство времени и скорости; а динамика – компоновка событий таким образом, которая помогает поддерживать и усиливать психологическое напряжение.
    Если с первым в книге всё более-менее в порядке, то со вторым следует разобраться.
    Для наглядности возьму пример из «Властелина колец»: путешествие Фродо и Сэма к Ородруину.
    Долгий, мучительный путь, сопряженный с сотней опасностей… Страхи, препятствия, - иногда почти непреодолимые, предательство Горлума, пленение Фродо, его освобождение Сэмом… Всё идет по возрастающей. Вплоть до того момента, когда наши герои подходят к Роковой горе.
    Мысленно мы стремимся вместе с ними завершить этот путь, наша мысль летит туда, вперед, мы ждем, мы нацелены, мы готовы к ГЛАВНОМУ!!! И вот оно происходит: момент на краю пылающей трещины, минутное колебание Фродо, нападение Горлума и его гибель – вместе с кольцом. Великолепный финал! Высокая драматическая точка, нет, - даже восклицательный знак! Великолепная по динамике сцена!!!
    А теперь «отмотаем» события немного назад и попробуем построить сцену по-другому. И посмотрим, что получилось бы, если бы мы, читатели, «дошедшие» вместе с героями до Ородруина и уже готовые к развязке, вдруг узнали, что… героям предстоит топать еще тысячу километров??? )))) Ожидания читателей были бы обмануты, и эмоциональной реакцией на это сцену было бы разочарование. Потому что тут произошло грубое нарушение динамики.
    В «Тигре…» ведь происходит то же самое.

    ___
    
    Здесь мне хотелось бы кое-что сказать… Но давайте по порядку: я получил это письмо несколько дней назад, и поскольку вообще-то я по натуре существо внушаемое и склонное с критикой соглашаться (тем более, с такой логичной и обоснованной), то все эти дни размышлял над развитием событий в первом томе своей книги, пытаясь отыскать там пресловутую динамику, то есть - найти среди событий такое, которое может послужить пусть не кульминацией (ведь это только первая часть длинной истории), но хотя бы «локальной кульминацией» - подъемом, выбросом напряжения, эмоциональным «взрывом».
    
    Ну ладно, мааленьким взрывчиком.
    
    Но потом… потом я вспомнил все прочитанные мною книги. А их в самом деле много. Думаю, за тысячу уж точно перевалило. И появилась у меня смутная мысль, что тут имеет место переворачивание с ног на голову.
    
    Что такое - кульминация? Эмоциональный всплеск. Но что рождает в нашей жизни эмоциональные всплески? Откуда они берутся?
    
    читать дальше
        

@темы: Статьи, RhiSh

22:22 

RhiSh
«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
(с)тащено с ЖЖ


12 СПОСОБОВ ВЫЗВАТЬ У ЧИТАТЕЛЯ СИМПАТИЮ К «ТЁМНОМУ» ГЕРОЮ


1) ПЕРУМОВСКИЙ ХОББИТ или «СВОЛОЧЬ, ЗАТО КАКОЙ КРУТОЙ!»

Самый примитивный способ. Внимание читателя фокусируется на силе / мудрости / храбрости героя. На всём остальном не концентрируемся.

Данный способ особенно эффективен в книгах, где «светлых» и «тёмных» различаешь только по цвету их чешуйчатых / кольчужных кирас и фасону арбалетов.

2) АЛЕРИ АХЕ или «НЭ ТАК ВСЁ БЫЛО»

Читателю доступно объясняют, что на самом деле «тёмные» - белые и пушистые, а «светлые» - чёрные и лысые.

Чтобы при этом «тёмные» оставались тёмными, а «светлые» светлыми, нужно использовать этот способ либо в книге на общеизвестную историческую тему, либо в апокрифе на книгу уже написанную, либо в книге, где в качестве СС (светлой сволочи) выступают существа внешне симпатичные, а в качестве бедных тёмных – драконы, страхолюдные мутанты и всякого рода марсиане со щупальцами.

3) ЧКА, ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ или «ЕСЛИ ЧТО-НИБУДЬ СЛУЧИЛОСЬ И НИКТО НЕ ВИНОВАТ…»

Читателю доступно объясняют, что на самом деле «тёмные» - белые и пушистые, хотя «светлые» - тоже белые и пушистые.

В затянувшемся конфликте, с применением тяжёлых ядерных артефактов, виновато либо досадное недоразумение, либо интриган-одиночка…

4) ДАРТ ВЕЙДЕР или «ВСПОМНИМ ПРЕЖНИЕ ЗАСЛУГИ»

Тёмный герой – в прошлом светлый. Как стал тёмным – лучше не описывать, читатель всё равно не поверит.

Необходимы: описания ностальгических воспоминаний героя о светлом прошлом, некий персонаж, помнящий его ещё «оттуда», два-три момента мучительных колебаний, прежде чем зверски запытать очередного джедая.

5) ГАЙ ГААЛ или «БЕДНОЕ ДИТЯ КАПИТАЛИЗМА»

Герой «тёмный» только по месту рождения или воспитания. «Светлых» если и видел, то только в телескопический прицел.

В конце книги, как правило, уходит к «светлым» или героически гибнет, не доползя до них.

6) ЛОЙСО ПОНДОХВА или «ВСЁ РАВНО ЕГО НЕ БРОШУ, ПОТОМУ ЧТО ОН ХОРОШИЙ.

В некотором роде – вариант способа №1, но куда изящнее. На совести у героя могут быть тысячи человеческих жизней и сотни раскуроченных миров. Он может быть зоо-некро-педофилом. Он может есть младенцев на завтрак, а невинных девушек на ужин. И при этом оставаться замечательным человеком.

Правда, тут от автора требуется куда больше таланта, чем при варианте №1. Ибо нарисовать героя по-настоящему обаятельным куда труднее, чем нарисовать его рубящим драконов в капусту.

Непременное условие – вся злодейская деятельность героя должна происходить «за кадром». Читателю можно показать либо в меру зловещие приготовления к ним, либо всякие милые последствия, вроде воронок от взрывов и коллекции скелетов в шкафу.

7) БЕДНЫЙ ГОРЛУМ или «КАКАЯ ЖАЛОСТЬ, ЧТО У МЕНЯ КОНЧИЛИСЬ ПАТРОНЫ»

Такому герою простят всё. Посмертно.

Автор может сколько угодно смаковать открученные головы, снятые скальпы и иглы под ногти. Главное – не забывать присыпать это жареное блюдо гарниром из картин тяжёлого детства, непонятой гениальности и несчастной любви. Если добавить такому герою пару симпатичных черт внешности или характера, то дамы будут рыдать.
И всё-таки все вздохнут с облегчением, когда он наконец упадёт в свой вулкан.
«Отмучался…»

8) ИЗМЕНЧИВЫЕ И ДЕВЯТИКРАТНЫЕ или «БЫВАЮТ ТЁМНЫЕ, А БЫВАЮТ ОЧЕНЬ ТЁМНЫЕ»

Простенький ход, позволяющий автору мгновенно прекратить разборки между героями и отправить их всех бить морду кому-то действительно нехорошему. Например, тому, кто попытался объяснить им тезис «ребята, давайте жить дружно»

8) ВАМПИР КОСТЯ или «ПОСКОЛЬЗНУЛСЯ, УПАЛ, ОЧНУЛСЯ – КЛЫКИ»

Герой вообще-то хороший парень. Вот только жизнь заставила… покусали в тёмном переулке – теперь без кровушки не может. Или без наркотиков. Или без ещё чего.

Вариантов здесь много. От «очень хочется», через «без этого помру», и до «проснулся утром, на губах кровь, а сам ничего не помню»

9) НИНЗЯ-ШАХИД-ИНКВИЗИТОР или «КАЖДОМУ ПО ВЕРЕ ЕГО»

А этот, пожалуй, пострашнее предыдущих… особенно, если автор ему действительно симпатизирует.

В художественной литературе, как правило, попадается в виде обобщённого фанатика с горящими глазами. Такому герою автор старается не лезть в душу – либо потому, что не хватает фантазии представить, что там внутри, либо потому, что боится.

Куда проще применить к герою варианты 1, 5, или 7.

10) ВЕДЬМАК или «НА БЕЗРЫБЬЕ – И РАК РЫБА»

Такому герою можно позволить всё!
Он может быть вором - все вокруг вообще гангстеры
Он может быть бабником - все вокруг вообще насильники с дипломом.
Он может быть наёмником - все вокруг вообще киллеры.
Он может быть психом - все вокруг вообще маньяки на последней стадии.

А читателю остается выбирать – восхищаться героизмом человека, который хотя бы частично сохранил в этих условиях человеческий облик, или смаковать перестрелки и постельные сцены.

11) ПРОТЕКЦИЯ или «О БЕДНОМ НАЗГУЛЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО»

Слово замолвят. Главная «светлая» героиня, влюбившаяся в него (любовь, как известно, логики не приемлет), главный «светлый» герой, которому он ненароком спас жизнь… главное, чтобы небритая рожа того, за кого это слово замолвили, поменьше мелькала в кадре.

12) КЕЙ ДАЧ или «ВСЕМИРНОЕ СЧАСТЬЕ И СЛЕЗА РЕБЁНКА»

Кто в этой истории «светлый», а кто «тёмный» - полностью зависит от автора. Вне зависимости от того, что сам читатель думает на эту тему, в момент прочтения книги он будет сопереживать тем, кого автор прописал более сочно.

А автор мухлюет как хочет… ибо ему эту тему нужно растянуть так, чтобы хватило ещё на три тома «философского боевика».

(с) Эльфияу


URL записи

@темы: Статьи, RhiSh

21:21 

RhiSh
«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Максимов Юрий

Как Не Надо писать фантастику (штампы и штампоборчество)

     Есть одна вещь, которая губит начинающих авторов. Нет, это не пиво и даже не цена. Это штампы.

     В английском телесериале «Дживс и Вустер» есть такой эпизод. Молодой английский аристократ с опозданием прибывает на соревнование певцов. Вот, он выходит на сцену, его представляют публике, затем молодой человек исполняет песню, которая начинается со слов «Hey, Johnny!». Поёт он хорошо, песня красивая, но публика почему-то реагирует неадекватно: люди свистят, шумят, возмущаются, лезут в сумки за помидорами. Раздражённый аристократ сходит со сцены и бросает своему дворецкому:

     - Что за сборище тупиц!

     - Их можно понять, сэр, - отвечает дворецкий, - ведь до вас эту песню исполняли уже трое.

     Затем появляется соперник молодого человека, тоже с опозданием, также выходит на сцену, и, выдержав паузу, затягивает: «Hey, Johnny!» Взбешённая публика забрасывает его помидорами.

     Вот то же самое и со штампами. Эти вредители разнообразны, они могут быть в идеях, персонажах, сюжете, описаниях, образах, приёмах подачи, антураже, языке.

     Я - не профи, не сэнсей и не гуру. Я всего лишь человек, который знает программу выступлений: какую песню и сколько раз исполняли до вас. И который готов поделиться этой информацией. Если вы не желаете оказаться в ситуации того аристократа из фильма и его соперника, предлагаю «ознакомиться с программой».

     Перечислять буду, разумеется, не всё, а только то, что запомнилось как самое распространённое.

     Изъюзанные темы:

     Космоопера - просто кладезь штампов. Наиболее пользованное - истории про космопилотов, либо космопехотинцев, сражающихся с разными гадами, либо усмиряющих мятежные колонии, или - про космоторговцев, разъезжающих с товарами из конца в конец вселенной. Подразумевается наличие не менее одной космоимперии с не менее одним космоимператором. И, как правило, на кону - судьба человечества. Могут возразить, что это родовые признаки поджанра. Не соглашусь. Перечисленное - всего лишь штампы, литературные отходы этого поджанра. Кард и Виндж смогли создать шедевры, не обращаясь к этим отходам.

     Хронопарадоксы - путешествия во времени, обычно в прошлое, чтобы там что-то исправить, и за счёт этого изменить положение дел в настоящем - или лично для хрононавта, или для спасения всего человечества. Понимаю, что в сетевой статье неудобно ссылаться на оффлайновые публикации, но тут всё-таки придётся: «Елисеев Глеб. Плывущие против течения // Если N 8, 2003». Разбор и классификация наиболее частых штампов и парадоксов, прочитать это нужно обязательно любому, кто захочет всё-таки коснуться данной темы.

     Драконоборчество - рыцарь идёт на бой с драконом для того, чтобы спасти принцессу и получить её в жёны, или спасти селян/горожан и получить их жён (шучу, последнего варианта мне ещё не попадалось :-) При этом каждый автор норовит поизгаляться здесь как только можно - принцесса спасает рыцаря из лап дракона, дракон спасает рыцаря из лап принцессы, принцесса спасает дракона из лап рыцаря, рыцарь оказывается драконом, дракон оказывается принцессой - в общем, все возможные варианты уже отработаны и обязательно встречаются на очередном конкурсе. Как остроумно заметил кто-то из грелочных критиков, только одного варианта ни разу ещё не было - чтобы рыцарь просто пришёл, победил дракона и действительно освободил принцессу. Безо всяких вывертов и подколок.


@темы: Статьи, RhiSh

22:33 

RhiSh
«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
(с)тащено у Charatsu


Стивен Кинг (отрывок)

КАК ПИСАТЬ КНИГИ: МЕМУАРЫ О РЕМЕСЛЕ


    Возьмите снова книгу с полки, если не трудно.

    По весу книги у вас в руках уже можно что-то сказать, не прочитав еще ни единого слова. Конечно, можно судить о длине книги, но это не все: речь идет об усилиях, которые вложил в свою работу автор, об усилиях, которые должен сделать Постоянный Читатель, чтобы ее воспринять. Не то чтобы толщина и вес книги говорили о ее качестве; многие эпические повествования на самом деле всего лишь эпическая макулатура - да спросите любого из моих критиков, и они тут же возрыдают о судьбе целых канадских лесов, изведенных на печать моей околесицы. И наоборот, короткая книга - не всегда легкая книга. Бывает (например, «Мосты округа Мэдисон»), что короткая - значит слишком легкая. Но усилиями, серьезностью, с которой относится к книге автор, определяется, хорошая она или плохая, успех или провал. Слова имеют вес - спросите любого рабочего книжного склада или большой библиотеки.

    Слова складываются в предложения, предложения - в абзацы, абзацы иногда оживают и начинают дышать. Представьте себе, если хотите, франкенштейновского «монстра» на сборочном столе. И вдруг он озаряется молнией - не с небес, а из скромного абзаца английских слов. Может быть, это первый написанный вами по-настоящему хороший абзац, такой непрочный и все же настолько полный возможностями, что вам самому страшно. Такое чувство должен был испытать Виктор Франкенштейн, когда мертвый конгломерат сшитых вместе человеческих запчастей открыл водянистые желтые глаза. «Боже мой, оно дышит! - мелькает у вас мысль. - Может, оно даже думает. Что же мне теперь делать?»

читать дальше

@темы: Статьи, RhiSh

12:31 

18 законов художественной литературы

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
18 законов, обязательных для художественной литературы,
упоминаемых Марком Твеном
_____________________________________________________

1. Роман должен воплотить авторский замысел и достигнуть какой-то цели.

2. Эпизоды романа должны быть неотъемлемой его частью, помогать развитию действия.

3. Героями произведений должны быть живые люди (если только речь идет не о покойниках), и нельзя лишать читателя возможности уловить разницу между теми и другими.

4. Все герои, и живые, и мертвые, должны иметь достаточно веские основания для пребывания на страницах произведения.

5. Действующие лица должны говорить членораздельно, их разговор должен напоминать человеческий разговор и быть таким, какой мы слышим у живых людей при подобных обстоятельствах, и чтобы можно было понять, о чем они говорят и зачем, и чтобы была хоть какая-то логика, и разговор велся хотя бы по соседству с темой, и чтобы он был интересен читателю, помогал развитию сюжета и кончался, когда действующим лицам больше нечего сказать.

6. Слова и поступки персонажа должны соответствовать тому, что говорит о нем автор.

7. Речь действующего лица, в начале абзаца, позаимствованная из роскошного, переплетенного, с узорчатым тиснением и золотым обрезом тома, не должна переходить в конце этого же абзаца в речь комика, изображающего безграмотного негра.

8. Герои произведения не должны навязывать читателю мысль, будто грубые трюки, к котрым они прибегают по воле автора, объясняются их удивительной сноровкой.

9. Герои должны довольствоваться возможным и не тщиться совершать чудеса. Если же они и отваживаются на что-то сверхестественное, дело автора - представить это как нечто достоверное и правдоподобное.

10. Автор должен заставить читателя интересоваться судьбой своих героев, любить хороших людей и ненавидеть плохих.

11. Авторская характеристика героев должна быть предельно точна, так, чтобы читатель мог представить себе, как каждый из них поступит в тех или иных обстоятельствах.

Автор обязан:

12. сказать то, что хочет сказать, не ограничиваясь туманными намеками,

13. найти нужное слово, а не его троюродного брата,

14. не допускать излишнего нагромождения фактов,

15. не опускать важных подробностей,

16. избегать длиннот,

17. не делать грамматических ошибок,

18. писать простым, понятным языком.

@темы: Статьи, В помощь новичкам

«Рукописи не горят»

главная